Dan Flavin и авангардная церковь Милана

Милан остается городом, который прячет свои красоты и достопримечательности от глаз непосвященных. Разве что с Дуомо этого не получится – уж очень огромная готическая глыба мрамора; не выйдет и с главным пассажем – Галереей Виктора-Эммануила, и замком Сфорца тоже: слишком большие, обсмотренные, исхоженные. Интересно, что не только исторический центр, но и миланские периферии скрывают неожиданные культурные и исторические сокровища. Поэтому при желании открывать город нужно настойчиво, выпытывая у старожилов или выискивая в продвинутых путеводителях, потому что даже для миланцев многие памятники иногда оказываются новостью. Как, например, церковь Благовещенья в борге Chiesa Rossa, которую можно назвать счастливым объектом соединения двух искусств – достойной архитектуры 30-х годов прошлого века по проекту известного итальянца Джованни Муцио* и великолепным образцом contemporary art внутри, конца 90-х, авторства еще более известного американца Дэна Флавина**.  

Архитектурный проект
В конце 20-х годов XX века на южной окраине Милана, в квартале, который сегодня зовется Stadera, началось возведение новой приходской церкви, посвященной Благовещенью Богородицы – Santa Maria Annunciata. Когда к работе над проектом присоединился известный миланский архитектор Giovanni Muzio, фундаменты храма уже был заложены, а работами руководил инженер Franco Della Porta – в те годы часто случалось, что инженеры по ситуации становились архитекторами. Делла Порта задумал более помпезное здание в нео-романском стиле – согласно первому плану храм был типичной трехнефной базиликой, с тремя же абсидами и колокольней. Одна из причин приглашения Муцио была финансовая, о чем рассказывают церковные архивы – проект Делла Порта оказался не по силам небольшому приходу. 
Первый проект церкви Santa Maria Annunciata инженера Franco Della Porta 1930 года, еще с колокольней
Появившийся на строительстве архитектор радикально вмешался в чертежи, отказавшись от колокольни и оставив от работ инженера только часть фундаментов в крипте: он развил и видоизменил план, сделав его в форме латинского креста. Высокий центральный неф был перекрыт бочарным сводом, хорошо видимым снаружи объема, и заканчивался единственной центральной абсидой. Перекрытие трансепта было сделано деревянное, с темными балками-фермами, оставленными на виду – по образцу раннехристианских базилик. Каменные серые колонны, круглые и ближняя к трансепту пара – квадратная в сечении, задают торжественный ритм, направляя внимание входящего к высокой алтарной части, с мраморным киворием, опирающимся на четыре круглые колонны – все простых, почти метафизических форм: круги, квадраты, треугольники.

Вид церкви Santa Maria Annunciata в 1930-е годы. © Luca Maiocchi
С левой стороны была задумана небольшая восьмиугольная капелла, решенная в стилистике средневекового баптистерия, а над чашей для крещения помещена одна из достопримечательностей храма – великолепная бронзовая фигурка Сан Джованнино, ранняя работа известного итальянского скульптора Джакомо Манцу.
В целом у Муцио получился строгий, торжественный и… совершенно голый храм, без декоров или росписей, никакого украшательства: камень колонн, темное дерево и оштукатуренные гладкие белые стены. Единственный декоративный элемент, который добавил архитектор – по его эскизам здесь были выполнены оригинальные мраморные полы, в сочетании параллельных линий и концентрических кругов, темного и светлого, полированного камня и матовой плитки. Церковь была закончена (кроме пронаоса, 1960) и освящена кардиналом Ильдефонсо Шустером 21 декабря 1932 года, о чем рассказывает мраморная доска слева от входа.
 
Церковь в начале 70-х годов, уже с пронаосом, достроенным в 1960 г.

Проект света. Untitled
Вторая часть нашей истории началась спустя 60 с лишним лет, когда в церкви проводились ремонтные работы.  В то время настоятелем в приходе Санта-Мария-Аннунциата был преподобный Джулио Греко, передовой пастырь широких взглядов. Вот какое письмо и почему он написал в 1996 году известному американскому художнику-минималисту Дэну Флавину, уже известному в Италии и Ломбардии своими световыми инсталляциями с промышленными неоновыми трубками:
Я написал ему, что на вилле Panza [под Миланом] я видел, как он светом передал боль, вызванную смертью его брата-близнеца во Вьетнаме, и я захотел, чтобы он озарил светом надежды наш квартал”.

Вид от входа в сторону алтаря с центральным нефом в зеленом свете, без синего и ульрафиолетового
Джорджо де Кирико. Площадь Италии. 1929. Картина в стиле метафизики подтверждает четкий посыл к модернизму начала ХХ века в работе Дена Флавина
Интересно, что в молодости Флавин глубоко изучал теологию, но потом отдалился от религии, и признавал себя агностиком, далеким от религиозного мистицизма, хотя одной из первых серий его работ, которые принесли ему известность, были световые иконы. Неизвестно, что стало тем решающим доводом, который убедил художника принять предложение настоятеля маленького периферийного прихода. Вполне вероятно, любовь к архитектуре и возможность эксперимента со светом в великолепном, таком ясном и пустом пространстве, созданном Муцио. И видимо, не без влияния Prada и другого его клиента, коллекционера Giuseppe Panza di Biumo 

 Чем стало для меня искусство?.. Соединением традиции живописи и скульптуры в архитектуре с помощью возможностей электрического света, призванного нарисовать пространство”. Dan Flavin

Когда нет мессы, тут всегда много посетителей, часто это поклонники минимализма из Нового Света и даже Японии и Австралии
Нашелся и благородный меценат, вызвавшийся профинансировать воплощение – Prada Fondation и лично Миучча Прада. Свет должен был стать центральным элементом восстановления и обновления приходской церкви. Флавин без промедления, в мае того же года приступил к созданию светового проекта (на что была своя причина). Работал он дистанционно, из своей студии в Нью-Йорке, на основании материалов, присланных из Милана. После анализа плана базилики, художник создал серию эскизов на бумаге, на их основе потом родился окончательный проект. Он решил подчеркнуть основными чистыми цветами простые формы архитектуры: синие, ультрафиолетовые и зеленые неоновые трубки были задуманы для центрального нефа, красные должны были освещать поперечный трансепт, апсиду – золотой, желтый флуоресцентный свет, с ясными символическими смыслами, связанными с сакральностью алтаря, места, предназначенного для литургии. А все вместе воспроизводило еще и естественную прогрессию света из ночи – в рассвет – и в день. И так бесконечно. Проект site-specific в церкви Муцио, неоригинально названный автором Untitled, можно назвать самым чистым экспериментом минимализма, кульминацией всех творческих поисков Флавина. Свет совершенно трансформирует это пространство, дает странное метафизическое прочтение строгой архитектуры времен раннего арт-деко. 




...Я понял, что можно разобрать пространство комнаты и играть с ней, создавая иллюзию настоящего света (электрического света) в самых важных точках соединения в [общей] композиции помещения. Например, если вы фиксируете люминесцентную лампу высотой 2,5 метра вертикально на углу, вы можете растворить этот угол свечением и удвоенной тенью”. Dan Flavin



Из синей ночи - в розовый рассвет - и в яркий теплый свет дня. Таинство света, таинство веры.
Кто знает, чувствовал ли Флавин, приступая к этой работе, что это будет его последний проект… Но так случилось, что к моменту, когда была поставлена точка, ему оставалось всего два дня жизни – его не стало 29 ноября 1996 года. Так Untitled неожиданно превратился в творческое завещание художника, основателя и одного из самых ярких экспонентов минимализма. Заканчивали уже без него, благодаря финансированию Fondazione Prada, при участии Dia Center for the Arts of New York и Dan Flavin Estate. Когда церковь торжественно открыла свои двери в 1997 году, чтобы предстать перед прихожанами в своем новом образе, Дэн Флавин уже вошел в анналы мировой истории современного искусства. А его световая инсталляция в церкви Благовещения Марии и по сегодня остается единственным произведением искусства в мире, с постоянной пропиской в действующем храме, всегда работающим и доступным. Нужно добавить, что все эти годы Фонд Prada благородно оплачивает счета за электричество этого маленького прихода, чтобы метафизическая магия света никогда не прерывалась.



*Giovanni Muzio (1893-1982, Милан) - один из самых выдающихся итальянских архитекторов, активно работавший с 20-х по 50-е годы XX века. В Милане спроектировал Cà Brutta, Дворец Искусств, т.н. Triennale, комплекс Католического Университета, Храм Победы, посвященный жертвам Первой мировой войны, др.

**Dan Flavin (1933-1996, Нью-Йорк) – американский художник, один из основателей и самых ярких представителей искусства минимализма. В 1963 году Флавин отказался от любой формы живописи в пользу простых, неокрашенных неоновых трубок промышленного производства, из которых он создавал свои пространственные композиции. Самая известная серия работ Флавина называется “Памятники Татлину”, это группа инсталляций белого флуоресцентного света в честь скульптора-конструктивиста Владимира Татлина.

Цитаты Дэна Флавина по материалам Il Fatto Quotidiano и D.Flavin, Three installations in fluorescent light, Wallraf-Richartz-Museum, Kunsthalle Koln, 1976. Цитата Giulio Greco по материалам сайта прихода Santa Maria Annunciata. В статье использованы материалы Fondazione Prada, YourOwnGuide, La Scatola delle Idee. Фото Anna Kolomiyets.

Понравилось, поделитесь

Популярные сообщения из этого блога

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

Renzo Mongiardino – архитектор атмосферы