AALTO. Японский ресторан в Милане


Полное название этого нового миланского ресторана в самом сердце архитектурного квартала Porta Nuova длинное – AALTO Part Of IYO. Такое сложносочиненное имя нужно объяснить. Это второе заведение группы IYO известных в городе китайских рестораторов, семьи Лю. Им принадлежат топовые рестораны восточной кухни в центре Милана, включая и первый IYO Taste Experience – он же первый и пока единственный в Италии японский ресторан, удостоенный престижной звезды Мишлен. Место, которое выбрал молодой амбициозный предприниматель Клаудио Лю, а это второе поколение китайских рестораторов, рожденное уже в Италии, говорит само за себя – на площади Алвара Аалто у основания Torre Solaria, самого высокого жилого здания Италии, с видом на новую жилую застройку с одной стороны площади и на оригинальные небоскребы группы UniCredit Tower с другой. Сделать в таком месте слабый проект у архитектора Маурицио Лаи просто не было шансов. А теперь подробнее.



Есть в Милане такая особенность, хотя может не только тут: если какой-то архитектор начинает удачно работать с группой предпринимателей, а мы говорим о китайских рестораторах, то его потом начинают приглашать все по очереди, именно стоят в очереди. Логика их рассуждений даже не в эстетике, или не только в ней – просто он знает секрет коммерческого успеха и приумножает доходность. Вот и вся лирика по-китайски. То же самое произошло с архитектором Маурицио Лаи, который уже несколько лет создает в Милане интереснейшие проекты ресторанов для китайской диаспоры. Некоторые из них были отмечены престижными международными премиями, как Taiyo Sushi Lounge в номинации Lighting лондонского Restaurant & Bar Design Award 2015/16 (читайте у нас в блоге). 


Все проекты Маурицио (Maurizio Lai Architects) отличает невероятное качество и изобретательность освещения, на грани с объектами contemporary art. Кажется, стоишь рядом, в этом самом пространстве, можно рукой потрогать и заглянуть сзади – и непонятно, как он это сделал? Видимо сказывается опыт работы на телевидение, для театра и моды, там действительно требуется магия, хотя более кратковременная и эфемерная, чем для архитектурного проекта. Удивил он и в Aalto. Это очень непростое пространство не только по конфигурации плана, но и по естественному освещению – здесь практически сплошное остекление и потоки дневного света, с которыми архитектору нужно было очень грамотно поработать, чтобы его световые инсталляции не потерялись, особенно учитывая закатное солнце, когда ресторан открывается для клиентов на ужин – основные залы развернуты именно на запад.

Фото: Anna Kolomiyets. Тут и выше
Театр начинается с вешалки, а чудеса в ресторане Aalto начинаются непосредственно от входа, где клиента встречает прозрачный тамбур с оригинальной конструкцией из стеклянных перегородок и световых трубок, зеркала на потолке множат этот странный мир до бесконечности, когда перестаешь понимать: где реальность, а где отражение. Сумма массивных стекол с эффектом fumé не только отражает, но и, наслаиваясь, создает бирюзово-голубой фон, наводящий аллюзии на морскую составляющую, доминирующую в японской кухне – как будто входящий погружается в аквариум, проходя через особый магический портал, архитектор назвал его туннелем. У Лаи свет становится самостоятельной материей, инструментом повествования, и сопровождает гостей, чтобы открыть для них еще более высокие уровни необычного опыта.

Фото: Courtesy IYO Aalto
Фото: Anna Kolomiyets. Тут и ниже


Ресторан разворачивается в одном уровне на площади 320 кв. м. в двух основных блоках, соединенных переходом, ведущим влево в большую открытую кухню, а в самом переходе разместилась изысканная кантина с элитными винами самой разной географии и туалетные комнаты. При входе посетителя встречает стойка рецепции органических очертаний, как будто парящая в воздухе, из натурального серо-зеленого порфира и латуни, задавая своей формой образный язык всему открывающемуся пространству. Прямо по ходу от рецепции наверно самое эксклюзивное место ресторана – стойка суши-бара, отдельный небольшой VIP-зал на 8 мест, с индивидуальным обслуживанием. Вправо открывается большой Гастрономический зал на 38 мест. Остановимся на этих помещениях детальнее.

Фото: Andrea Martiradonna. Тут и ниже

Залы Aalto архитектор Лаи наполнил постоянным присутствием нескольких кодовых деталей, знаков, которые характеризуют все поверхности: это небольшие латунные элементы в форме ласточкиного хвоста или бантика, вставленные в деревянные доски полов, которые отсылают к высокой культуре японского столярного мастерства с его маниакальным вниманием к детали. Этот же элемент повторяется на столах, соединяя деревянные сектора. Так обычная латунь превращается здесь в драгоценность.

Фото: Courtesy IYO Aalto
Три доминирующих во всех интерьерах материала это упомянутое стекло, натуральный камень порфир и национальный орех Canaletto. Еще одно общее свойство оформления залов – стены, которые формируют и разграничивают отдельные пространства, нигде не сделаны сплошными, не изолируют помещения полностью, не примыкают между собой. Как, например, перегородка между входной зоной и основным Гастрономическим залом – этот внушительный монументальный портал из порфировых плит составлен из элементов дикого камня, обработанных бучардой, более гладких и третьих с прорезями. Освещение wall washer удачно подчеркивает различные фактуры поверхностей, придавая торжественности.

Фото: Andrea Martiradonna

Кроме входного портала и этой стены, остальные поверхности основного зала отделаны в национальном орехе Canaletto, а сверху оригинально и современно обыграна традиционная техника классического кессонного, или касеттированного потолка. Только роль перегородок тут выполняют подвешенные стеклянные листы с особой подсветкой с торца, что создает в сумерках и в темное время необычную магию света – у Маурицио в этом деле мало конкурентов по мастерству и изобретательности.


Поскольку кессонная потолочная конструкция выполняет скорее эффектную декоративную роль, дополнительный свет непосредственно на столы дают с потолка точечные направленные светильники-фары, не нарушая общего сценария освещения зала. Три больших деревянных встроенных в стены шкафа в соответствии с несущими пилястрами здания обрамляют периметр зала. Они специально разработаны с сохранением всех тех кодовых деталей, которые встречаются во всем проекте: как латунные винты, дерево, кожа, стекло. Эти структуры отделены по периметру фугой – воздушным зазором, который создает эффект парения, подвешенности, и тоже становится одним из повторяющихся элементов дизайна, некая интерпретация японской поэтики, согласно которой пустое пространство помогает создать равновесие отдельных частей и целого. Чистота и формальная строгость определяют выразительный язык проекта, который однозначно отсылает к японской традиции, при этом не впадая в прямое цитирование.


На стенах архитектор задумал также подвижные конструкции из того же ореха Canaletto в роли жалюзи Brise Soleil, которые можно раздвигать, чтобы фильтровать дневной свет, которого в долгие летние вечера может быть в избытке – для создания в залах нужной атмосферы. 


Столы с деревянной столешницей в Гастрономическом зале двух типов круглые и квадратные, с латунными вставками в форме ласточкиного хвоста и с вращающимся диском по центру из серо-зеленого порфира.
Если говорить о другой мебели, скамьи во входном зале из темного ореха, с угловым элементом из гладкого серо-зеленого порфира с тонкими латунными вставками. Кожаные кресла в основном зале со структурой из черного вяза и обивкой из кожи, в таких же материалах высокие кресла в VIP-зале. Созданы компанией Poliform Contract, которая отвечала и за всю отделку: столярные и каменные работы, исполнение стеклянных элементов и всех деталей дизайна под размер, включая еще не упомянутые кожаные диваны.

Фото: Andrea Martiradonna. Тут и ниже
Из Гастрономического зала через проем с эффектом “вижу-не вижу” просматривается VIP-зал с барной стойкой суши: здесь в проеме в качестве декоративного элемента использованы старинные бочки для саке, уже сами по себе произведения высокого ремесленного мастерства.
Об этом небольшом зале стоит сказать подробнее. Здесь предлагается интересный чувственный опыт: серия ритуалов японской традиции edomae zushi, которая берет свое начало в эпохе Бунсеи (1818-1830), когда нигири готовятся непосредственно перед гостем. 



Фото food: Courtesy IYO Aalto. Тут и ниже




Входная перегородка не сплошная, выполнена из ореха Canaletto Brise Soleil и раскрывает как вид на интерьер от входа, так и через большое окно на все самые знаковые архитектурные постройки квартала Porta Nuova, как знаменитые дома Bosco Verticale и парк Biblioteca degli Alberi, Библиотеку деревьев.



Вернемся во входную зону и посмотрим на служебные и вспомогательные помещения. Кантина, винный “погреб” в переходе на кухню – один из самых больших из когда-либо построенных: 3,5 х 10 метров, с шестью различными температурными зонами и внутренней подсветкой, и вмещает до 1600 бутылок. Изготовлена эта поразительная конструкция из полированной нержавеющей стали, с дверцами из стекла fumé, такое же установлено на потолке в переходе, что удваивает пространство.
Кухня спроектирована по тем же принципами совершенства, что и основные залы – отделенная от коридора стеклянной витриной, она позволяет заглянуть внутрь, в это пульсирующее сердце ресторана. Причем за show cooking можно наблюдать и снаружи, с площади Алвара Аалто.



Отдельно стоит сказать о туалетных комнатах – они расположены напротив кантины, отделены сплошной металлической структурой темно-изумрудного цвета, и это единственная “краска”, присутствующая в интерьере. Такое же основание у стеклянного куба кухни. Это решение оправдано тем, что эти элементы можно воспринимать скорее как объекты современного искусства, туда же можно отнести и световую инсталляцию при входе. Потому что внутри WC клиента ждет настоящий сюрприз. Ничто не оставлено без внимания архитектора, и даже это помещение не решается по остаточному принципу. Здесь вертикальные и горизонтальные световые линии-вставки расчерчивают темные вертикальные поверхности и множество раз отражаются в зеркалах во всю высоту комнаты. Чередование зеркальных поверхностей со стеклянными, окрашенными с обратной стороны, создает удивительный пространственный эффект. Пол и потолок из вторично переработанных стеклянных плит, отражаются и множатся в зеркалах. Умывальники и подставки под них выполнены под размер из полированной стали, а круглые зеркала с обратной led подсветкой. Космос!



Наконец, может быть интересным наблюдение по неймингу. Далеко не все клиенты знают имя известнейшего финского архитектора Алвара Аалто, на площади которого находится ресторан. Но для итальянского уха название ресторана звучит похоже на alto, по-итальянски высокий, или даже высоокий. Что с учетом действительно высокого позиционирования заведения отлично срабатывает в коллективном воображении.   

Фото: Anna Kolomiyets. Тут и ниже


Маурицио Лай определил этот свой проект как поиск баланса между пространствами и моментами чувственного опыта, а также как попытку создания эстетической, тактильной и материальной атмосферы, которая бы не копировала, но интерпретировала Японию. Нам показалось, что эта попытка в AALTO Part of IYO удалась абсолютно. И при этом прекрасно вписалась в архитектурный контекст места.


В статье использованы материалы, любезно предоставленные студией Maurizio Lai Architects. Фото: Andrea Martiradonna, Courtesy IYO Aalto, Anna Kolomiyets. Первое и заключительное фото: Andrea Martiradonna. 

Понравилось, поделитесь

Комментарии

  1. Жаль, что все это никак не связано с Аальто.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Минимализма и функциональности тут в достатке, да и стиль, предложенный Лаи, вполне можно определить как интернациональный. Так что Аалто незримо присутствует. К тому же для очень многих посетителей имя это, увы, мало что скажет, если не прочтут под названием площади: Архитектор и дизайнер).

      Удалить
  2. Бесконечно красиво и ....слишком много театральности. Для меня....

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Добавьте людей, голоса, и картинка оживет, станет естественной)

      Удалить

Отправка комментария

Популярные сообщения из этого блога

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

I Saloni. Зачем ехать в апреле в Милан