Genua picta. История генуэзского фасада

Лигурия – узенькая полоска благодатного побережья на итальянском Северо-западе, с прекрасным гористым пейзажем, роскошной растительностью и мягким климатом. Излюбленное место отдыха старинных аристократов и интернациональных нуворишей. На отвесных обрывистых скалах здесь зависли прекрасные патрицианские виллы, утопающие в зелени экзотических садов, часто и по сегодня сохраняющие благородные имена своих первых владельцев. Costa azzurra, лазурный берег – это не только имя, но и видимая реальность, потому что он действительно лазурный под высоким лигурийским небом, с бесстыдно роскошными яхтами в заливе в видимости узких пляжей. А имена Порто-Фино, Савона, Санта-Маргерита, ближние Монте-Карло, Монако и Ницца звучат как музыка для уха из мира bello far niente, роскоши и праздности.  

Когда-то все эти райские владения, как и обширнейшие территории на всем Севере, принадлежали независимой Генуэзской республике, безраздельно властвующей на Средиземноморье на протяжении столетий, и состязающейся лишь с другой владычицей морей – Венецией, в праве называться первой. Не было в Европе позднего Ренессанса более ловких банкиров, более способных и энергичных купцов, более смелых и безрассудных корсаров и путешественников-авантюристов, которые не выходили бы из порта Генуи – столицы торговых сделок и богатства той эпохи. Не случайно Генуя до сих пор ссорится с Барселоной по поводу принадлежности Колумба и порта, из которого он отбыл открывать Новый Свет.

Вторая половина XVI века ознаменовалась для Лигурии небывалым культурным, социальным, экономическим расцветом и политической активностью, выходящей далеко за пределы Mare Nostrum, как в античном мире называли Средиземноморье. Богатые коммерсанты из местной аристократии становились умелыми купцами и завоевывали все новые рынки, а для усиления своих позиций объединялись в Торговые гильдии, которые чуть позднее и дали жизнь Генуэзской республике, государству, имевшему только одного уже упомянутого серьезного соперника-конкурента на суше и на море –  Яснейшую Венецианскую республику.

Palazzo Squarciafico на площади Invrea, 5 после реставрации 1982 года
Приток несметных богатств вызвал в столице небывалый строительный бум – тогда и началась трансформация средневекового города, затронувшая в первую очередь исторический центр, здания дворцов, конфигурацию площадей. В Генуе расширялись и достраивались старинные палаццо, сносились старые и ветхие постройки, выпрямлялись улицы и прокладывались новые. Распространенная здесь политика деловых брачных союзов старинных патрицианских родов, появление молодого предприимчивого дворянства со своими амбициями, обогащение купечества вылилось в слиянии земельных владений и недвижимости, и вызвало необходимость в перестройке и расширении зданий. Никого уже не устраивали простые параллелепипеды палаццо, и знать просто состязалась между собой в роскоши декоров и лепнины, в изысканности обстановки по последней моде (часто французской), в количестве позолоты и зеркал.

Фрагмент фасада Palazzo Sauli на одноименной площади Sauli, 7. Конец XV-начало XVI века, после реставрации 2004 года
Особенностью местного зодчества эпохи барокко и маньеризма стал богато декорированный не только интерьер, но и фасад зданий – сочетание объемных штукатурок stucco*, достоверно имитирующих более дорогие материалы, как мрамор и камень (а иногда и металл, золочение, драпировки, облака!), с фресками, воспроизводящими архитектурные элементы, со всеми простроенными тенями, полутонами и бликами.

Фрагмент росписи фасада дворца Palazzina Maria на via Piaggio, 31
А начало, некий старт этой традиции был дан известнейшим генуэзским правителем, герцогом Andrea Doria. Но сначала небольшой экскурс по италийскому полуострову, чтобы понять, что же происходило в других его землях. 
***
Расписанный фасад – не редкость для Италии, достаточно вспомнить знаменитые фасады Casa Mazzanti на площади Erbe в Вероне или здания на piazza Duomo в Тревизо. Были богато декорированы фресками и фасады многих венецианских палаццо, особенно выходившие на канал Гранде. Да только сырость лагуны сожрала и обесцветила шедевры таких гениев как Тинторетто и Тициан, не оставив современникам и намека на былой блеск, кроме нескольких блеклых фресок да спасшихся от соленой адриатической влаги мозаик на фасадах собора Сан Марко и загадочного палаццо Cà Dario, приносившего страшные несчастья всем, кто им владел.

Piazza delle  Erbe в Вероне, росписи фасада Casa Mazzanti на мифологические сюжеты
Уцелевшие не "архитектурные" фрагменты росписей здания на площади  Duomo в Тревизо с растительными орнаментами и гербом
Дворец Cà Dario (третий слева) на Большом канале Венеции - один из немногих сохраняет краски фасада, так как украшен мозаикой. Фото Alberto Bizzini
Но в отличие от Генуи, во всех других городах такие росписи были, по сути, повтором тех же интерьерных – они воспроизводили классические или античные сюжеты, символические фигуры, гербы, портреты современников и героев, пасторальные сцены, декоративные фризы, листья аканта, гирлянды… и так далее, и так далее. Особенностью же лигурийской столицы было именно преданное и точное воссоздание собственно архитектурных элементов. Не случайно известная итальянская реставратор Clara Palmas Devoti прокомментировала так: “расписанные фасады Генуи – это не столько факт декора, сколько и есть сама архитектура”.     

***
Итак, вернемся в Геную, к жизненным перипетиям неординарного исторического персонажа Andrea Doria (1466-1560) и возникновению не без его участия совершенно особенного местного стиля. Генуэзская Республика родилась во многом благодаря его достаточно “недобросовестным” политическим, а потом и военным маневрам. Адмирал на оплате у французского короля, Андрэа Дориа, опасаясь тотальной аннексии и подчинения порта Генуи и всего прилегающего куска богатого лигурийского побережья французами под правлением Франциска I, увидел лучшее будущее для своей родины и нашел более благоприятными условия, предложенные Испанией – с сохранением владений, положения и возможностей торговли и кредитования для местных дворянских родов. Но самое главное – сохранялась возможность вести свою независимую политику. И адмирал, великолепный политик и стратег, около 1527 года уходит из французской орбиты вместе с городом и флотом под испанскую корону. Для Генуи начался период, называемый в истории “Золотым веком” – Secolo dOro. Дориа, провозглашенный Отцом Отечества и получивший титул герцога Melfi из рук самого испанского короля Карла V, начинает строить в Fassolo, пригороде Генуи (сегодня один из центральных районов города) свой великолепный дворец. Росписи его интерьеров и фасадов (эти, увы, утрачены) были поручены сначала Perin del Vaga, потом живописцам-декораторам Pordenone и Beccafumi

Perin del Vaga. Развертка декорации фасада palazzo Герцога Doria. Amsterdam, Rijksmuseum
Выполненные в стиле маньеризма, эти фрески и породили у местной аристократии небывалую моду на аналогичные декоры собственных палаццо. И начинается самое настоящее соревнование на лучшее украшение дворца, загородной виллы, домовой церкви, богатство декоров которых ясно отражало социальный и политический статус заказчика. Основным местом “концентрации” этих великолепных дворцов стали проложенные Strade Nuove (сегодня via Garibaldi и via Balbi). В работах главенствовали здесь изначально ломбардские декораторы, привнесшие элементы мантуанской школы, позднее, в XVII веке болонские мастера, добавившие рельефные гипсовые декоры. Эти специалисты даже назывались по-особому – “квадратуристы” или “перспективщики” (quadraturisti, prospettici), а саму технику, имитирующую реальность, часто зовут здесь на французский манер trompe loeil. Этот стиль шестнадцатого века, со значительным римским классическим влиянием, в какой-то мере сохранился почти на пять столетий – его можно проследить на фасадах и в росписях нового времени, вплоть до неоклассики, неоготики и либерти. Сегодня 42 дворца, построенных и украшенных в XVI веке, из так называемого списка Palazzi dei Rolli, входят в охраняемые объекты UNESCO как достояние мировой культуры.

Палаццо San Giorgio на городской набережной Генуи – один из самых знаменитых . Художник Людовико Польяги (Ludovico Pogliaghi), XVI век.
Фрагменты росписи фасада палаццо San Giorgio - после реставрации в прекрасном состоянии
Правда, есть и еще одно объяснение этой лигурийской традиции, кроме истории новоявленного герцога Дория и его дворца в Fassolo. Некоторые злые языки приписывают ее возникновение прославленной во множестве анекдотов скупости генуэзцев (наверное, какая-то доля истины в этом есть). Но помимо только финансовой стороны вопроса, еще одна веская причина такой массовой “архитектурной симуляции” была в необходимости разрешить каким-то образом одну местную проблему. Сложный рельеф местности, резкие перепады уровней, множество узких улочек, пересекающихся под самыми неожиданными углами, куда не попадал свет яркого южного солнца, частично скрытые фасады зданий и неудобство их полного обзора. Все эти локальные неудобства вместе с необходимостью адаптации старых зданий при их перестройке к новым условиям или замаскировать существующие дефекты и подтолкнули изобретательных зодчих к широкому применению имитации материалов и украшению фасадов не реальными, но нарисованными декорами-обманками.

Palazzo Bartolomeo, площадь Invrea Genova. Один из дворцов так называемых Palazzi dei Rolli
 Как нагляднейший пример такой экономии – почти все фасады зданий, часто даже зажиточных и благородных владельцев вместо реальных ниш, карнизов, наличников, колонн, оконных проемов, скульптур(!), розеток и прочих “архитектурных развлечений” были покрыты фùнтамиfinta – визуальными обманками (не отсюда ли финтить?), нарисованными умелыми руками декораторов. Среди авторов встречаются и достаточно громкие имена как, например, Людовико Польяги (Ludovico Pogliaghi), расписавший, наверное, самый знаменитый фасад Генуи, палаццо San Giorgio на городской набережной. Издали, да и не очень издали, создается абсолютная иллюзия реальности, с детальной прорисовкой теней и умелой имитацией мраморов в технике marmorino, известной еще в античные времена.

Декор фасада Palazzo Belinbau на центральной площади  Генуи de Ferrari  в версии второй половины XVIII века
Palazzo Ducale на центральной площади de Ferrari, Palazzi dei Rolli, дворцы улицы Гарибальди, названной некогда мадам Де Сталь Rue de Rois, улицей Королей, и улицы San Lorenzo с великолепным Кафедральным собором в сером и белом мраморе, палаццо Bianco, Rosso, Spinola – все их отличает богатая полихромия и изобилие самых изобретательных, в совершенстве выверенных архитектурных деталей – творений не архитекторов и каменщиков, но гениальных декораторов и живописцев прошлых времен. Герман Мелвилль, посетивший Геную в 1857 году так записал в своем “Дорожном дневнике”:

“Гулял по Новой улице [сейчас Гарибальди]. Дворцы [здесь] имеют одну особенность – они полностью покрыты снаружи росписями архитектуры, более чем реальной. Любой, какой только существует, тип архитектурных декоров воспроизведен в этих фресках. Точно как сказано у Макиавелли, мнимая добродетель умеет казаться более реальной, чем настоящая”. 


*          Genua picta (лат.) - Генуя расписанная
**        Stucco (от stuhhi) – здесь раствор на основе извести, керамической крошки, мраморной пыли и пигментов для моделирования пластики архитектурных декоров на фасадах и в интерьерах зданий как бордюры, фасадные камни, арки, полуколонны, капители, пр. и имитирования более дорогостоящих материалов как мрамор, камень и др.
Разновидность stucco marmorino, техника, известная еще в античном Риме, с использованием мелкой мраморной пыли, натуральных пигментов (и… хозяйственного мыла), имитирует натуральный камень, часто с таким мастерством, прочностью и реалистичностью, что даже вблизи может быть сложно понять “обман”.

В статье использованы материалы конференции Genua picta на выставке Restauro (2007, Феррара), сайта Fare Decorazione, фото из свободного доступа. 

Понравилось, поделитесь

Популярные сообщения из этого блога

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

I Saloni 2018. Зачем ехать в апреле в Милан