Biennale. Архитектура. Giardini. Part 2


Архитектурная биеннале в Венеции – событие настолько масштабное, что рассказать о нем в одной статье просто немыслимо. Поэтому, чтобы не писать бесконечный папирус, утомительный для чтения и смотрения, будем делить обзор на части, согласно логистике самой территории выставки. В первой и второй частях, соответственно от 28 мая и 6 июня, было рассказано об общей для всех участников теме этого года FREESPACE, об экспозиции Центрального и двадцати одном национальном павильоне в Садах – Giardini. Это те исторические павильоны, которых страны успели с их постройкой, потому что с середины 60-х годов на территории Садов строить было запрещено (только Австралия добавила свой в 1987-м, арх. Philip Cox): в общем, кто не успел… тот ищет под свою выставку площадки в самой Венеции, в ее роскошных и более скромных палаццо, подстраивая свое оформление под их конфигурацию и условия. Наш рассказ в этой части о семи национальных павильонах и одном – города Венеции, как хозяйки Биеннале. Все эти постройки находятся по другую сторону моста в Садах, так что приглашаем перейти через канал, на остров SantElena.


Мостик упирается в павильон Бразилии, компактный, в конструктивистских формах, один из последних, построенный в Садах в 1964 году (арх. Amerigo Marchesin). Выставка Muros de Ar / Walls of Air раскрывает тему FREESPACE с несколько провокационным подтекстом, а именно, предлагая тему стен, или границ – материальных и нематериальных границ Бразилии и ее архитектуры, приглашает порассуждать, как архитектура должна взаимодействовать с другими дисциплинами. В первом зале представлены 17 проектов начинающих и именитых бразильских архитекторов, отобранных на конкурсной основе – потому что они представляют яркие креативные предложения урбанистической трансформации: гибкие, связанные с местом, инклюзивные, которые раскрывают способность архитектуры разрушать стены/преграды и генерировать общественное пространство более качественное, щедрое и коллективное. Во втором зале развешены 10 больших карт, детали которых можно рассматривать через стоящие тут же телескопы: это итог сотрудничества кураторов со специалистами из различных областей как юриспруденция, медицина, антропология, география, социология, искусство… Карты акцентируют внимание на социальном и региональном разделении Бразилии в итоге галопирующей урбанизации и индустриализации, и ищут способы преодоления социальных и других проблем, с этим связанных. Прекрасный анализ, идущий далеко за рамки только архитектурных вопросов. 







Наверно одна и самых ярких экспозиций в Садах, выставка в павильоне Австрии, называется Thoughts Form Matter – эти мысли, форма и материя выражаются в интереснейшей пространственной инсталляции из трех частей, перетекающих одна в другую. Три разных автора по-разному интерпретирую концепцию FREESPACE, но в общем ключе интеллектуального исследования и создания пространств, свободных от функциональных и экономических ограничений, как универсальное поле для сосуществования. Три пространственных проекта конкретизируют и визуализируют такие понятия, как “атмосфера”, “красота” и “отклонение, девиантность”. Отталкиваясь от мысли, что архитектура не заполняет пространство, но генерирует, создает его, Henke Schreieck в своей тактильно-акустической инсталляции Layers of Atmosphere приглашает зрителя к взаимодействию – вам придется взбираться на видовую площадку, в этот раз по деревянной конструкции-лабиринту в левом крыле павильона. Или прислушиваться к шелесту бумажных листов в правой – очень красивый образ. Другая пара авторов Sagmeister & Walsh предлагают в двух симметричных залах видео-анимацию Beauty = Function, собственно в одном Beauty, в другом Function, и здесь посетителю обязательно стоит надеть наушники и прилечь лицом в потолок, чтобы смотреть и слушать оригинальную и яркую анимацию. Третий проект Sphere 1:50 000 студии LAAC зритель наблюдает практически от входа и ощущает ее ногами – это зеркальная сфера, а вернее ее незначительная часть, которая как бы вышла на поверхность планеты. Строгий, прямолинейный и симметричный павильон Австрии, построенный в 1934 году по проекту архитектора Йозефа Хофманна (Josef Hofmann), им же был достроен спустя 20 лет – Хофманн добавил позади здания криволинейную стенку, ограничивающую сад. Эта странность, отклонение от изначального проекта подсказало авторам идею гигантской сферы, радиусом 128 метров, ровно 1:50 000 радиуса Земли, часть которой ассиметрично плану попадает на поверхность внутри и снаружи павильона, преломляя и искажая геометрию здания и всего, что в ней отражается. Точно в соответствии с формулой Манифеста кураторов по теме FREESPACE: Когда вашим клиентом становится планета Земля. 
NB. Небольшой совет женщинам: лучше посещать этот павильон не в кроткой юбке).


Разрез воображаемой зеркальной сферы 1:50 000 радиуса Земли в пропорции к павильону и план с выходами сферы на поверхность
Henke Schreieck с инсталляцией Layers of Atmosphere” в левом крыле павильона





Henke Schreieck со своей тактильно-акустической инсталляцией Layers of Atmosphere” в правом крыле павльона


Sphere 1:50 000 студии LAAC


Sagmeister & Walsh предлагают в двух симметричных залах видео-анимацию Beauty = Function



Сербия, в павильоне с сохранившейся надписью Jugoslavia, предложила свою оригинальную интерпретацию темы свободного пространства выставкой-посвящением Free School is Free Space, где кураторы рассказали историю одного заброшенного места, бывшей Village School for the Philosophy of Architecture (1976-1990) в селе Попович, основанной известным сербским архитектором, философом и эссеистом, какое-то время деканом архитектурного факультета Белградского университета и даже мэром города, Богданом Богдановичем (1922-2010). Вся экспозиция была вдохновлена муралом, воспроизведенным здесь в натуральный размер, обнаруженным три года назад кураторами в полуразрушенном здании бывшей “сельской школы философии архитектуры”. Видимо это плод коллективного труда Учителя и его учеников, но точно установить уже не получится. Здесь же идет и видео, на котором (куратор Бранко Станоевич) подметает мусор перед стеной с муралом – и этот звук скребущей метлы и звона битого кирпича и стекла гулко отдается в высоких стенах павильона. После того, как школа прекратила свое существование, а сам профессор Богданович стал при Милошевиче диссидентом у переехал в конце 90-х в Вену, этот домишко начал приходить в запустение и превратился в свободное место, free space уже в несколько ином ключе, не интеллектуальном, а физическом – кровом для всех желающих: здесь селились беженцы, охотники, бродяги, и никто из них не тронул роспись. Метафизика рисунка на стене в сумме с историей этого места создала тут невероятную ауру, и по мнению кураторов, приближает к архетипам первобытных народов, подталкивает к космологической интерпретации самих себя. Превращая любого человека в архитектора-аматора, строителя по крайней мере своего внутреннего пространства. Очень интересными показались цитаты из “Градословаря” Богдановича (1982), посвятившего 400 микро-эссе теме урбанистики, мистических и символических аспектов в современной ему архитектуре. Здесь выдержки из книги представлены в сочетании с современными фотографиями, сделанными разными авторами в сербских городах и провинции, подымающими проблему контрастов: архитектурных, социальных, политических, экологических, духовных, личных. На биеннале приведены избранные эссе, которые подтверждают удивительную актуальность философской мысли Богдановича, часто нелестной, о современном городе, понравившиеся можно оторвать от блоков и унести с собой на память (держите себя в руках - все эссе очень оригинальные). Захотелось привести хотя бы одну цитату из этой умной и острой книги:

Урбанизм! В чем состоит настоящая цель этого сомнительного искусства? Урбанисты! И что же такое они делают? Много чертят, много думают. Если точнее, они думают над тем, что знают, и о том, что умеют делать. Эта работа чаще всего не приносит результатов, а может и вообще бесполезна. Я пытаюсь представить: что бы произошло, скажем, если бы неожиданно Интерпол арестовал всех урбанистов мира? Не произошло бы ничего, поверьте мне – все бы осталось, как и было. Города бы продолжали расти как монстры, как и растут, потоки пересекались бы, разрушение традиционной городской культуры продолжилось бы в том же ритме, не быстрее и не медленнее. И я не говорю уже о разрушении человеческих судеб”. Б. Богданович. Интерпол. Если арестовать всех урбанистов. Градословарь, 1982

Мурал неизвестного автора в бывшей “Сельской школе философии архитектуры” в селе Попович
Фрагмент видео
Домик “Сельской школы философии архитектуры”, актуальное состояние

Иллюстрация к слову Площадь как место свободы "Градословаря". Останки площади Terazije в Новом Белграде. Фото Бранко Станоевич. 2018
Граница как свободное пространство. Проект анти-памятника с зеркалом на мосту между Сербией и Боснией-Герцеговиной на реке Дрина. Фото Бранко Станоевич, Милена Страхинович. 2014

Выставки в павильоне Египта всегда отличала яркая выразительность, на грани с современным концептуальным искусством или театром. В этот раз страна представила проект Robabecciah the informal city, посвященный серьезной проблеме современных городов и пригородов как спонтанная “свободная” торговля, которая по сути трансформировала вид целых районов. Традиционный базар souk, ограниченный узкими улочками и часто в соседстве с историческими кварталами, как спрут завоевывает все новые территории. Сквозь призму заданной темы free space, кураторами предлагаются пути перепрофилирования таких пространств, неструктурированных и незаконных, существующих по всей стране, исходя прежде всего из анализа самого типа товара. Поскольку это в значительной мере торговля “старыми вещами” как важная часть всей коммерческой деятельности, были предложены места складирования и создание разделения с монофункциональными зонами для будущей торговли. Идея проектирования пространства “городского рынка” означает по мнению кураторов переосмысление роли free space – свободного пространства в плотной морфологической и социальной структуре города, обещая улучшить качество жизни в современных мегаполисах. А инсталляция в центре павильона, дополненная видео хроники, воссоздает в деталях картинку восточного базара.



Типичные картинки на спонтанных диких базарах старьевщиков в городах Египта



Новая схема для новой коммерции. По материалам павильона Египта © Curatorial Team
Визуальный образ-схема новых торговых точек. По материалам павильона Египта © Curatorial Team


В павильоне Польши кураторы предложили выставку Amplifying Nature – это коллективное творение по “усилению природы” группы авторов из студии CENTRALA, победившей в национальном конкурсном отборе для представления страны на Биеннале. Авторы сконцентрировали свое внимание на фразе из Манифеста кураторов о том, что проектировщики должны “изобретать решения, в которых архитектура способствовала бы благополучию и гарантировала сохранение достоинства каждого жителя этой хрупкой планеты”.  В центре проекта инсталляция (Iza Tarasewicz) из нескольких элементов: два больших белых объема из белой отвержденной смолы, воспроизводят рельеф местности в окрестностях Варшавы, смоделированный рекой Вислой. Инсталляция с натянутыми медными нитями – это образное воплощение гравитации, света и круговорота воды в природе по типам осадков в этой местности, Мазовии, согласно локальным названиям: дождь идет, моросит, льет как из ведра, барабанит… Красиво, похоже на нотный стан, переведенный в пространство. В одной из моделей, вогнутой, на воде плавают пять макетов пяти проектов, о которых и рассказывает выставка. Макеты и вся инсталляция намерено сделаны почти аматорски, не идеально, учитывая, сколько трансформаций им предстоит пережить за 6 месяцев Биеннале, и чтобы подчеркнуть, что это work in progress, когда проектировщики работают вместе с планетой: в них архитектура и инфраструктура развивается с учетом “метаболических” процессов самовоспроизведения Земли. Представленные проекты разделены на три условных уровня: анализ некоторых работ, выполненных в период между 1954 и 1976 годами членами художественного и исследовательского подразделения Академии художеств в Варшаве; предварительная презентация новой скульптурной интерпретации процессов, которые мы принимаем как должное, но которые управляют планетой и архитектурой; понятие Amplifying Nature – “усиления природы” с помощью умной архитектуры и описание этой динамики в разных масштабах. Выставку дополняет совершенно уникальное издание с анализом, интервью и массой иллюстраций, самостоятельный научно-исследовательский труд – книга Amplifying Nature: The Planetary Imagination of Architecture in the Anthropocene”, издатель Anna Ptak.





Rain Pavilion, фото деревянной модели и разрез с планом. 2018, design: CENTRALA
На переднем плане - макет Floating Rotary Pavilion в который можно заплывать на лодке. CENTRALA & Jacek Damięcki, масштаб 1:30. 2018
Одна из кураторов представляет экологический проект студии Team 10’s - Дом Oskar & Zofia Hansen, 1975, масштаб 1:25.  2018

В этом дальнем уголке венецианских Садов, в павильоне Румынии порадовали уже немного уставших посетителей Биеннале игровой и интерактивной выставкой Mnemonics под девизом No limits imagination. Мнемоника, кто забыл, это искусство запоминания с помощью специальных приёмов и способов, путём образования ассоциаций (связей): замена абстрактных объектов и фактов на конкретные понятия и представления, связанные с уже имеющейся в памяти информацией. И что же может быть сильнее зрительных, аудио и кинетических образов, которые мы получили в детстве? А пространственные образы, пожалуй, сильнее других способны генерировать очень ясные воспоминания. В Румынии, как, наверное, во многих городах Восточной Европы (и не только), место для детских игр – это пространство между большими жилыми домами. Типичный образ таких дворов – это играющие дети, создающие там свои только им понятные миры, потому что, с точки зрения пространства творчества и свободы, free space, мы все хорошо помним нашу шумную, яркую, динамичную, стабильную (по крайней мере с точки зрения взрослых) эпоху: детство. В сегодняшней коллективной памяти так создается общий образ, который хранит его как пространство свободы: дружбы, игры, отношений, как обещание будущих взрослых сценариев. В зале павильона, как на сцене, организаторы расставили множество игр и приспособлений, об использовании которых не нужны инструкции: это качели, вертушка, стол для пинг-понга, ворота с мячом, где каждый может стать действующим лицом. А на стенах по периметру в специальных карманах вас ждут яркие брошюры с прекрасной графикой, game cards, описывающие такие ностальгические игры как классики, резинка, чехарда, “вожатый, вожатый, подай пионера”, выбивной, квач, жмурки… Вы улыбнулись?  Не сомневаемся. Так что, позитивная выставка Mnemonics настаивает: коллективная память определяет территорию и для нынешних поколений, с оптимистичным взглядом на грядущие трансформации, предлагая поменяться ролями на игровой площадке и задуматься о повторном овладении пространством своего города, начиная со своей семьи, соседей, друзей соседей, освоения прилегающих кварталов на велосипеде и пешком, а не из окна автомобиля... “Зачем это делать? – задают себе и нам вопрос организаторы, – Потому что это ваш город, и вы должны знать, как этого достичь”. И дают конкретные рекомендации ключи – для решения. 












The School of AthensАфинская школа называется выставка в павильоне Греции. Здесь кураторы использовали факты собственной истории, что самым свободным местом для общения и образования в античной Греции был гимнасий – γυμνασία. Это были самые настоящие прототипы free space, место свободной мысли и свободного тела на открытом пространстве. Отсюда и посвящение выставки проектам образования как утопическое видение свободного, открытого, неформального общего пространства, посвященного обучению. Сам павильон заполняет конструкция из светлого дерева, напоминающая ступени древнегреческого амфитеатра, как некий собирательный образ, символическая Agorà. Его нельзя определить ни как экстерьер, ни как интерьер – это что-то промежуточное. Место, чтобы учиться и учить, для общения и разделения.
На протяжении тысячелетий люди получали знания в самых неожиданных местах: на холмах, на ступенях, в садах, на площадях городов, в кафе. Сократ учил на Агоре, Платон основал свою Академию в оливковой роще в окрестностях Афин, и главные уроки давал ученикам, гуляя с ними между олив. Нет ни определения, ни ограничения для мест, где можно получать знания. Поэтому архитекторы за века использовали несколько стратегий для создания “свободных пространств” в академических заведениях: пространства без конкретного назначения могут быть использованы для спонтанных разговоров, случайной болтовни, дебатов, импровизированных конференций, знакомства и сотрудничества, неформального обучения. Часто оказывается, что для академического сообщества (как студентов, так и профессуры) наличие и правильная структура таких free space, мест, где можно “других посмотреть и себя показать”, парадоксально обозначает настоящую жизнь вуза и помогает успешнее осваивать академическую программу. Поэтому архитектура общих зон имеет решающее значение для обеспечения жизнеспособности и значимости учебного учреждения и заслуживает критического исследования и, возможно, обновления. Кураторы предложили анализ университетской архитектуры, как в ретроспективе, так и современной, для того, чтобы определить привлекательные и функциональные пространства, которые являются “свободными”, free space, то есть коллективными, неформальными, спонтанными и демократичными. Замечательные 56 макетов 3D print с местами общественного пользования реализованных и не реализованных университетских проектов со всего мира и из разных эпох, начиная с древности и по сегодня, дополняют это рассуждение: о каждом из представленных проектов на сайте павильона можно найти более детальную информацию. И включиться в (игру) дебаты.   








Завершающий павильон этой части обзора, и последний не рассказанный о Садах, не национальный, а павильон хозяйки события – Венеции. В 1932 году итальянский архитектор Brenno Del Giudice разработал серию зданий для острова SantElena, как элемент экспансии, расширения главного блока построек в Giardini Венецианской биеннале. Первоначальный комплекс был спроектирован как единое целое для экспонирования декоративно-прикладного искусства самой Венеции. Его фасад в духе итальянского рационализма, доминирующего стиля тех лет, симметрично повторяет чередование прямых и криволинейных элементов, с арками и проемами, и, развернутый к югу, получает замечательную игру света и теней в солнечные дни. Позднее комплекс был разделен: парные боковые павильоны стали национальными (слева Югославия и Египет, справа – Польша и Румыния), а центральный так и закрепился за Венецией навсегда.



В этом году “хозяйка морей” представляет выставку с оптимистическим названием Follow UP! Venice shares knowledge spaces, которая состоит он нескольких разделов. Кураторы павильона интерпретировали заданную тему free space как свободу и одинаковую возможность для всех в доступе к знаниям (в том числе цифровым) – это некие knowledge free spaces. Подразумевается, что пространства знаний всегда свободны, потому что данные – и, следовательно, знание – могут быть многократно использованы всеми. Такое нематериальное свободное пространство. Проект FOLLOW UP! это нечто похожее на большой мобильный компьютер, который посетитель в павильоне сможет опробовать “из первых рук” и который позволит ознакомиться и даже непосредственно участвовать в переписывании политики и стратегии для города Венеция, а также его художественного и культурного наследия.
Несколько примеров разделов выставки: Venice Time Machine посвящена теме создания цифровых архивов Венецианской республики за ее более чем тысячелетнюю историю, попытка систематизировать и сделать доступной огромную базу данных Государственных архивов Венеции.  Это история воссоздания британским художником Adam Lowe, специализирующимся на производстве факсимиле, в мастерской Factum Arte в Мадриде копии 1: 1 знаменитой картины “Свадьба в Кане” Паоло Веронезе, ныне в Лувре, но первоначально она создавалась для трапезной бенедиктинского монастыря Сан Джорджио Маджоре на одноименном острове в лагуне Венеции. Благодаря этой реставрационной операции «реституция» была завершена. Эту операцию можно квалифицировать как символическое завершение проекта культурного возрождения острова, начавшееся более полувека назад…


Трансформация городского квартала Santa Maria della Carità в Венеции с XIX века 
Фрагмент "Чудо в Кане". "Реституция" точной факсимильной копии в трапезную монастыря San Giorgio Maggiore на одноименном острове в лагуне 


Один из разделов посвящен изучению феномена "высокой воды" для Венеции всегда актуально: здесь вода  земля в вечном балансе

Всего посетителю предлагается ни много, на мало 11 приложений с данными для загрузки (впервые в Европе), единый поток информации в реальном времени, конкурс проектов по данным благоустройства Porto Marghera, приглашение предлагать свои идеи для городских кварталов Венеции, подлежащих регенерации. По словам кураторов, “Это процесс, который начинается сейчас и, возможно, никогда не закончится”.


Продолжение обзора в Арсенале биеннале Венеции следует…

В статье использованы материалы La Biennale di Venezia и с сайтов стран-участниц, а также предоставленные во время вернисажа-открытия выставки. Фото © Courtesy La Biennale di Venezia, Anna Kolomiyets.

Понравилось, поделитесь

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

I Saloni 2018. Зачем ехать в апреле в Милан