Biennale. Рождение Выставки архитектуры. Part 2

Шли 70-е годы прошлого века, и вокруг Венецианской биеннале разворачивалась невиданная до того активность. Благодаря обновлению в 1974 году Устава – старый относился еще к далекому 1938-му, эпохе Муссолини – Биеннале получала больше автономии и статус важнейшей культурной институции. По этому положению, архитектура и телевидение были признаны новыми самостоятельными секторами. А сами активности Биеннале должны были стать практически постоянными – впервые в 1975 году выставка длилась 220 дней, с мая по декабрь. К тому же она больше не ограничивалась территориальными рамками только Садов Giardini или городскими театрами – но выходила на новые неосвоенные площадки, в венецианские палаццо и кампо, на острова лагуны, даже в ближние пригороды на большой земле. Для Биеннале начиналась новая эпоха. (Первая часть в этом блоге от 26 мая 2020).




Именно на это время, вторую половину 70-х пришелся новый бум архитектурной активности вокруг Биеннале. Связан он в первую очередь с такими известными именами итальянских архитекторов, как Витторио Греготти, Альдо Росси, Паоло Портогези, с их значительными временными проектами, созданными для разных событий внутри выставки. Архитектура становилась все более важной составляющей венецианского форума, до самостоятельности оставалось совсем немного.



Предтечи. Театр Мира

В 1975 году директором сектора “изобразительных искусств и архитектуры” Биеннале стал архитектор Витторио Греготти. И кто знает, не случись этого, может дисциплина архитектура еще долго оставалась бы в тени, только частью чего-то общего с Искусствами. Греготти решил переключить внимание на такие направления как фотография, дизайн и урбанистика, на их социальную роль. Под его руководством приглашенные кураторы организовали серию действительно памятных выставок в программе Биеннале тех лет. Как “Предложения для Mulino Stucky” (1975) или “Рационализм и Архитектура Италии в период фашизма” (1976) в церкви Сан-Лоренцо, которая подымала не только эстетические вопросы, но и проблему “архитектура и власть”. 

Паоло Портогези на выставке, посвященной Teatro del Mondo. Венеция, 2010
В 1979 году другой известный архитектор Паоло Портогези был приглашен курировать выставку “Венеция и сценическое пространство” в Palazzo Grassi. Именно он в июле того же года предложил миланскому коллеге Альдо Росси спроектировать театр с задачей воспроизвести дух и традицию плавучих сценических конструкций Светлейшей венецианской республики XVIII века – эффектных декораций, в прошлом прославивших город в лагуне.


Росси пошел неожиданным путем и выбрал как морфологическую тему “Башню”, замкнутое место, а не просто плавучий плот со сценой, прекрасно представляя, как этот объект мог необычно “накладываться” на фон архитектурных памятников в бассейне Сан-Марко. Так родился ставший легендарным Teatro del Mondo, Театр Мира.




Рисунок с выставки в Музее MAXXI в Риме, © Eredi Aldo Rossi

Фасады, планы и разрезы Teatro del Mondo. 1979. Источник Archweb


Во множестве рисунков Росси проанализировал венецианскую идентичность, ее физическую, географическую, архитектурную и мифическую реальность. Это необычное сооружение, как описал его сам архитектор, “черпает свою сущность и свой образ из технологий и истории”. В нем оказались соединены многие исторические аналогии: примитивные флорентийские киоски Проторенессанса, театры эпохи Возрождения, театры елизаветинской эпохи, архитектура маяков и особенно венецианская архитектура XVIII века, известная своими плавучими сооружениями, построенными для карнавала. Так сама типология города, genius loci, подсказала сценарий проекта.

Строить театр: я встречал исторические примеры на всех землях Падуанской равнины, и они смешиваются и накладываются друг на друга, как оперная музыка на провинциальных фестивалях: Парма, Падуя, Павия, Пьяченца, Реджо и снова Венеция, Милан и все крупные города дельты По, где в стойком тумане зажигает свои огни театр. Это тот самый туман, который проникает, как эффект некой театральной машины, и в миланские галереи”. 
Альдо Росси
 

В процессе строительства Teatro del Mondo в мастерских Фузины в октябре 1979. Здесь и ниже: фото Antonio Martinelli

Павильон получился очень метафизическим. Учитывая временность конструкции, каркас театра был сделан из стальных легко разборных трубок, обшит изнутри и снаружи деревянной доской и закреплен на понтонах, чтобы транспортировать его потом по лагуне. Высота этого эфемерного здания была вполне впечатляющей – около 25 метров, в плане 9,5 на 9,5 метров, и оно могло вместить до двух сотен зрителей. Две симметричные лестницы-ступени поднимались примерно на два метра над центральным пространством зала для спектаклей, камерных концертов и балетов. Венчала театр восьмискатная оцинкованная крыша с террасой по периметру, с которой открывался великолепный вид на Сан-Марко и Джудекку. Терраса была лишь немногим ниже статуи Фортуны на шпиле Таможенной стрелки. На крыше павильона была закреплена сфера и треугольный флаг, просто весь список идеальных фигур.

Транспортировка, ноябрь 1979. По материалам выставки в MAXXI, фото Antonio Martinelli

На канале Джудекка в Венеции
Перед Палаццо Дукале и набережной Скьявони. Фото Antonio Martinelli с острова Сан-Джорджо
Вид со стороны Джудекки
Первым выдающимся спектаклем стала демонстрация самого себя, во время буксировки Театра. Через традиционные для этого сезона туманы поздней осенью с верфей Фузины, где его собирали, он по каналу Джудекка был проведен на буксире перед глазами тысяч восторженных зрителей, вдоль всей набережной Скьявони.

Театр был официально открыт 11 ноября 1979 года, закрепленный на якоре перед Таможенной стрелкой, Punta della Dogana, на обозрении со стороны площади Сан Марко, островов Сан-Джорджо и Джудекки.



Фото: Archivio storico delle arti contemporanee ASAC, Fondo storico La Biennale di Venezia


Плавучее здание оставалось на якоре после окончания Биеннале, на всю зиму и часть следующего года. Уже в феврале 1980 его использовали по назначению – во время первого, восстановленного в тот год венецианского карнавала, потом как площадку для театральной биеннале. Летом Teatro del Mondo пересек Адриатическое море в направлении бывшей Югославии, посетив несколько городов-портов, которые были когда-то частью венецианских колоний на Балканах. Финалом плавания стала Хорватия, Дубровник, где он послужил сценой на местном Театральном фестивале, после чего был демонтирован.
 
 Театра мира, интерьеры и купол

Зрительный зал Театра мира. Ниже: во время спектакля
10 августа 1980 года, отплытие в Югославию. Фото Antonio Martinelli
Прибытие в Дубровник, 1980. Фото: Giornale di bordo, WordPress
Это творение Альдо Росси остается, наверное, самой известной временной архитектурой ХХ века, памятной архитекторам, художникам и театральным деятелям. И возможно, этот прославленный архитектурный эксперимент повлиял на то, что спустя 10 лет, в 1990-м Росси стал первым итальянским лауреатом престижной Премии Притцкера. А Биеннале с 1980-го определила Архитектуру как самостоятельный раздел своей организационной деятельности.

***
 


Новейшая дорога
27 июля 1980 года в Венеции открывалась Первая международная выставка Архитектуры, директором ее стал уже упомянутый Паоло Портогези, помогали ему еще четыре международных куратора – Чарльз Дженкс, Кристиан Норберг-Шульц, Винсент Скалли и Кеннет Фрэмптон.
Именно по этому случаю впервые для посетителей открыли новые площадки. К традиционным павильонам в Giardini присоединялась часть зданий исторического венецианского Арсенала, специально отреставрированная – Corderie, корпуса знаменитых венецианских верфей. В следующие годы добавились Bombarde, где когда-то отливали пушки и ядра, и другие. Десятки тысяч квадратных метров выставочных площадей в уникальном историческом и архитектурном контексте (фото выше – вход в Арсенал).

Как росли площади Арсенала Биеннале 1998-2020. Выставка лета 2020, здесь и ниже


Ту первую выставку назвали La presenza del Passato – “Присутствие прошлого”. Ее лейтмотивом стал дискурс на тему Постмодернизма, о взаимоотношении между архитектурным наследием и авангардном, между кризисом современного движения и признанием наступления эры постмодернистской архитектуры. О влиянии новых строительных технологий, которые рождают и оправдывают свободный план и неожиданные пространственные формы. Отдельное эссе теме постмодерна и принятия наследия прошлого посвятил Чарльз Дженкс, для которого история становится бесконечным источником образов, идей, форм, стилей и элементов декора. 

Обложка каталога I Биеннале архитектуры, 1980
Портогези привлек в помощь двух своих коллег архитекторов Франческо Челлини и Клаудио Д'Амато, вместе они придумали название главной выставке в Арсенале – “Новейшая дорога” – Strada Novissima. Идеей было пригласить два десятка известных международных архитекторов и предложить им создать свой проект “фасада” здания на некой воображаемой улице. Такая “галерея архитектурных автопортретов” каждого, по определению самого Портогези.
 
Разворот журнала Domus №605, 1980. Статья о биеннале The Presence of the Past
Римлянин, выросший на идеальных классических улицах Вечного города, он вспоминал, что в годы своего детства, в военное время, чистая и свободная от машин улица-коридор была местом встречи, олицетворением городской жизни. Портогези намеренно вступал в конфликт с идеями Ле Корбюзье, который в свое время заклеймил позором традиционную улицу, предлагая как альтернативу Plan Voisin, “План соседства” с небоскребами в окружении зелени.
 
Эскизы 20 участников. Источник: Laboratorio 1 On Line

Журнал Domus, 1980. Strada Novissima. Слева Corderie до реставрации, справа эскиз Stanley Tigerman
Domus, 1980. Strada Novissima, слева Thomas Gordon Smith, справа Venturi, Rauch & Scott Brown
Hans Hollein: эскиз и воплощение
Кто-то соглашался с идеей выставки, кто-то спорил, например, один из кураторов Фрэмптон из-за несогласия рассорился с Портогези и отказался от сотрудничества с Биеннале. 
“Отставка Фрэмптона была первым сигналом того, что мы шагали по шелковой нити, и многие смотрели на нас, просто ожидая, когда мы свалимся”, вспоминал он позднее.
Против были и другие авторитеты, Портогези с юмором вспоминал о “реве закадычных врагов”, земляков итальянцев Греготти, Дзеви, Таруфи и не только. Зато полную солидарность ему выразил Альдо Росси, так успешно за год до этого построивший свой Театр Мира. Сам архитектор предпочел создать не часть коллективной улицы, а символический входной портал в Кордерии, взяв в качестве образца боковые фасады Дуомо, собора в его родном Милане.

Фасады от Gordon Smith, GRAU и Stanley Tigerman. Иточник: выставка в MAXXI Dentro la Strada Novissima, 2019
Hans Hollein, Massimo Scolari и Allan Greenberg
Фасад Rem Koolhaas
Gordon Smith, GRAU, Hans Hollein и Massimo Scolari
Как бы там ни было, какие бы молнии не летали при подготовке, итогом стала “новейшая улица” длиной 70 метров и 6 в высоту, построенная между реальными кирпичными колоннами исторического здания. Двадцать фасадов в натуральную величину демонстрировали свою архитектурную поэтику, свободно черпая вдохновение у истории. Воплотили фасады в материале в декораторских цехах легендарной римской киностудии Cinecittà.

Venturi-Krier-Kleihues. Biennale di Venezia. Courtesy: Paolo Portoghesi
Двадцать эфемерных фасадов образовывали театральные кулисы, которые формировали воображаемую улицу из постмодернистских зданий. Так “режиссер” Портогези достиг своей цели - устроить “выставку архитектуры, а не об архитектуре”.
Strada Novissima стала символом дебатов о постмодернистском движении, и многие всемирно известные архитекторы призывали принять в них участие. Среди примкнувших были Фрэнк О. Гери, Рем Колхас, Арата Исодзаки, Ханс Холляйн, Майкл Грейвс, Роберт Вентури, Франко Пурини и Лаура Термес, Константино Дарди, Рикардо Бофил, Кристиан де Портзампарк, группа GRAU.

Все 20 фасадов, источник Foundamental, Pinterest
Несмотря на все трения и полемику на этапе создания, “Новейшая улица” имела громкий успех. И после окончания биеннале стала “передвижной” – посетила Festival d’Automne, Осенний фестиваль в Париже, а потом пересекла океан и высадилась в Сан-Франциско.
В следующие годы Выставка архитектуры “искала себя” – посвящала свои площадки больше внутренней проблематике Венеции, с проектами для самого города и провинции Венето. Еще не была найдена та универсальная формула, которая знакома и привычна сегодня всем ее поклонникам. А сам форум был достаточно коротким по времени, два месяца, и еще не стал регулярным, как это происходило с исторической арт-биеннале. Так за первые 20 лет существования было проведено всего лишь 6 архитектурных выставок. 

***



Новое тысячелетие. Революция пространств и организации

Сегодня это кажется невероятным, но к концу 90-х Биеннале пришла в достаточно плачевном состоянии. В сложном 1998 году вступил в должность в качестве президента, сегодня уже легендарный, Паоло Баратта. Ситуация перед новым президентом была такая: здание Центрального павильона в Садах (бывший Павильон Италии) было признано аварийным, с рекомендацией воздержаться от проведения в нем каких-либо мероприятий. Из-за этого, собственно, была отменена Биеннале архитектуры 1998 года. Офисное здание самих организаторов, Фонда Биеннале, палаццо Cà Giustinian тоже нуждалось в капитальном ремонте. На столе президента лежало предписание о выселении из другого места, Ca 'Corner della Regina. Исторический архив современного искусства был закрыт. Не было подходящих мест для проведения репетиций танцев, занятий музыкой и театром – для соответствующих подразделений биеннале. В тот проблемный год удалось провести только Выставку кино, Mostra del Cinema на острове Лидо.

Так что первоочередной задачей Паоло Баратта и биеннале стало решение проблемы собственных пространств. Нужно было подтвердить международную значимость и ведущую роль венецианских выставок искусства и архитектуры, чтобы достойно открыть новый сезон и войти в третье тысячелетие.

Благодаря новым возможностям прямого управления, организаторы смогли получить в постоянную прямую концессию дополнительные здания в Арсенале, значительно расширив выставочную площадь. Биеннале получила возможность напрямую регулировать проведение реставрации и реконструкции. Были завершены работы в Центральном павильоне. В расположенный рядом с ним палаццо Pastor после окончания его реставрации переехала ценная Библиотека и бесценные Архивы. А павильон Стирлинга в Садах после окончания срока аренды издательским домом Electa стал “Книжным павильоном” выставки. Позднее завершилось строительство моста Ponte dei Pensieri, который удобно соединил обе части Биеннале, Сады и Арсенал.

Мост Ponte dei Pensieri, фото Universes in Universe

Фото: Blu Art Book
Ponte dei Pensieri со стороны сада Giardino delle Vergini. Фото Annalisa Casini
Президент Баратта проявил себя не только великим организатором, но и великим реформатором. Он решил построить обновленную Биеннале искусства и архитектуры на двух принципах: наряду с выставками в национальных павильонах он предложил проводить большую коллективную международную выставку, вести которую будет специально приглашенный куратор (директор) с мировым именем. Под коллективную выставку был отдан бывший павильон Италии в Садах, переименованный тогда в Центральный, и площади в Арсенале: Corderie, Artiglierie и Giardino delle Vergini. К ним в 1999 добавились еще Isolotto, Tese, Gaggiandre! Первая так организованная арт-биеннале прошла в том же году, и была доверена швейцарскому художнику и критику Харальду Зееману.

По такому же принципу строилась и Выставка архитектуры. Первая после четырехлетнего перерыва прошла в 2000 году, Less Aesthetics, More Ethics, ее куратором стал итальянский архитектор Массимилиано Фуксас. Архитектурная биеннале в те первые годы тысячелетия была короче, сентябрь-ноябрь, хоть и привлекала каждый раз все больше посетителей со всего мира. Но чередовались выставки четко: по нечетным годам художественная, по четным – архитектурная. И так вплоть до 2020.

Трансформация Арсенала, Кордерие. Биеннале архитектуры 2018

Директорами / кураторами выставок становились известные архитекторы со всего мира. Участники экспозиции – архитекторы, студии и страны в национальных павильонах отвечали своими проектами на выбранную тему форума. Интересно озвучить несколько этапных фактов из истории арх-биеннале.

Первой женщиной-куратором 12-й Архитектурной выставки People meet in architecture (2010) стала японка Кадзуё Сэдзима. Успех биеннале был невероятным: длилась она чуть меньше трех месяцев осени, и закрылась с рекордным числом посетителей – перевалило за 170 тысяч. Интересно, что в тот же год Сэдзима стала призером престижнейшей Премии Притцкера.

Такой любопытный факт потом повторился еще с несколькими директорами биеннале, чилийцем Алехандро Аравена (2016, биеннале Reporting From The Front, Притцкер того же года) и ирландками Ивон Фаррелл и Шелли МакНамара, Grafton Architects (2018, биеннале Freespace, Притцкер 2020). Такое впечатление, будто организаторы биеннале в Венеции подсказывали кандидатуру учредителям самой престижной архитектурной премии в мире.

Что до других организационных моментов, понадобилось еще четыре года, чтобы в Фонде Биеннале наконец приняли историческое решение об увеличении длительности архитектурной выставки по аналогии с художественной, до полугода – это произошло уже в 2014 году, на XIV биеннале Fundamentals под руководством Рэма Колхаса. Теперь обе начинались в июне и заканчивались в ноябре, за шесть месяцев невероятно насыщая и без того творческую атмосферу Венеции.
 

Хочется вспомнить и еще один курьез, своеобразную “болезнь роста” биеннале. Отдав в 1999 году свой национальный павильон в Садах под Центральный, хозяйка форума Италия осталась без своей площадки. Такая “аномалия” длилась без малого 7 лет. Пока по случаю X Международной архитектурной выставки в 2006 году в Арсенале не был торжественно открыт новый итальянский павильон в зоне, называемой Tese delle Vergini. Замечательные 40 тысяч квадратных метров площадей, из них больше половины крытых, с выходами на две стороны – на Большие доки, Darsena Grande (фото ниже), и в сад, Giardino delle Vergini. Туда же в сад перекочевали и большие буквы надписи ITALIA, которые с 30-х годов украшали фасад главного павильона в Giardini. 
В 2014 куратором итальянской экспозиции был миланский архитектор Чино Дзукки. По этому случаю он выполнил проект входного портала из кортена со стороны дока, названный Archimbuto, "Архи воронка", который остался здесь навсегда.
Проект "Archimbuto" входа в павильон Италии, Cino Zucchi Architetti, реализован и спонсирован De Caselli. 2014 



Архитектурная выставка стала взрослой после многих лет непрерывной работы.
Если взглянуть сегодня на выпуски прошлых лет, их прочтение покажется еще более ясным. Каждый куратор помещал себя в конкретную точку наблюдения и взглядом исследователя пытался сосредоточиться на размышлениях, рождающихся в выбранной точке наблюдения”.
Paolo Baratta, Президент Биеннале Венеции 1998-2020

***



2020. Хроники пандемии

9 февраля – ушел в отставку Президент Паоло Баратта после окончания мандата, его сменил Роберто Чикутто.
23 февраля – прерван за несколько дней до запланированного Венецианский карнавал и параллельная программа Биеннале для детей.
4 марта – перенесены даты открытия XVII Выставки архитектуры с 23 мая на 29 августа.
Июнь – объявлено о переносе Арх биеннале на 2021 год, соответственно 59-й Арт биеннале на 2022. Запланированное сорокалетие архитектурной выставки отпраздновать не получилось...
29 августа – в Центральном павильоне Giardini открылась выставка “Неугомонные музы: Венецианская биеннале перед лицом истории”.
12 ноября – запущен Sneak Peek, новый цифровой проект, платформа будущей XVII Международной выставки.




Как мы будем жить [дальше] вместе?

Нет, это не подзаголовок. How will we live together? – это название XVII Архитектурной биеннале, предложенное ее директором американским архитектором, профессором и исследователем Хашимом Саркисом.

Вопрос, заданный Саркисом еще в 2019 году в качестве темы будущей архитектурной выставки, сегодня звучит тем более удивительно – в свете всего, что мир переживает сейчас в связи с пандемией. Как будто предвидение – предчувствие, только ответы понадобятся уже совсем другие, чем они могли быть в 2020. Особенно в моменте “вместе” – с учетом новой вынужденной изоляции.
Много еще вопросов ставит эта биеннале в лице ее куратора. На них участники попытаются ответить своими выставками внутри большой и во время круглых столов: о новых вызовах, которые изменение климата ставит перед архитектурой; о роли общественных пространств в недавних городских протестах; о новых методах строительства и меняющихся формах коллективного обитания; об архитектуре образования и образовании архитектора; о взаимосвязи между кураторством и архитектурой, et cetera...

112 приглашенных участников из 46 стран, 61 национальный павильон, 17 сопутствующих событий. Все это в помощь к разрешению поставленных вопросов.

Паоло Баратта и Хашим Саркис на крыше Ca' Giustinian, штаб-квартиры Биеннале, 2019. Фото Jacopo Salvi. ©La Biennale di Venezia

Мир ставит перед архитектурой новые задачи. Я с нетерпением жду возможности поработать с архитекторами со всего мира, чтобы мы вместе представили, как решать эти проблемы”. 
Hashim Sarkis

XVII Международная выставка архитектуры пройдет с 22 мая по 21 ноября 2021 года. Мы обязательно расскажем о ней в отдельных обзорах.
И да, теперь нужно привыкать, что архитектура в Венеции будет представлена по нечетным годам, арт – по четным.

N.B. Следите за нашим Instagram и Facebook с репортажами из Венеции. Продолжение следует…



Цитата Альдо Росси по Abitare magazine, цитата Паоло Портогези по каталогу выставки Dentro La Strada Novissima, цитаты Хашима Саркиса и Паоло Баратта по La Biennale di Venezia, перевод Анны Коломиец.
В статье использованы материалы La Biennale di Venezia, Национального архива Италии, раздел Архивы архитекторов Sistema Archivi Nazionali, архивам журнала Domusкаталогу выставки Dentro La Strada Novissima (MAXXI, 7.12.2018 – 28.04.2019, Рим), каталогу выставки Le muse inquiete – “Неугомонные музы. Биеннале Венеции перед лицом истории” (Центральный павильон Садов биеннале, 29.08 – 8.12.2020).
Фото: ©Anna Kolomiyets, указаны по месту или из открытых источников. На первом фото: рекламная тумба La Biennale di Venezia в квартале-сестьере Cannaregio, на втором фрагмент гравюры G.M. Malfioletti "Венецианский Арсенал", 1797. Заключительное фото: Театр мира в плавании по Адриатике, 1980.

Понравилось, поделитесь

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

I Saloni. Зачем ехать в апреле в Милан