Био-архитектор Massimo Duroni. Sustainability: вчера и завтра

Massimo Duroni – био-архитектор, ведущий лектор курсов HoReCa Workshop в Милане, профессор, преподаватель Politecnico di Milano, других вузов в Италии и за рубежом. Почти 25 лет специализируется на теме устойчивого развития, экологическом проектировании. 
Занимается проблемами оптимизации потребления, психологического воздействия цвета и света в проекте, вопросами материалов для интерьера
Публикует свои статьи в итальянских и зарубежных специализированных изданиях.



Horeca Workshop: Массимо, на курсах HoReCa Workshop ты единственный лектор, который так пространно говорит о материалах. Но прежде чем рассказать о материалах для проектирования, ты всегда затрагиваешь актуальную тему устойчивого развития. Часто приходится слышать, что термин устойчивого развития или экологичности применяется только в аспекте: натуральные материалы - синтетические материалы или производные от них, что не совсем корректно. Можешь кратко объяснить правильное применение термина и формулу LCA [Life Cycle Assesment - оценка жизненного цикла], о чем не многие знают.

Massimo Duroni: Если говорить о соответствии современным проектным нормативам, таким, например, как американская сертификация LEED (Leadership in Energy and Environmental Design), можно предположить, что стоимость готового проекта растет. Дорогостоящий или очень дорогостоящий проект, но соответствующий нормам, можно было бы назвать экологичным? Как тут обстоят дела с этической стороной, если расходы не "укладываются ни в какие рамки"? Или нужно рассуждать, исходя из полного цикла жизни проекта?

HW: Ты приходишь к нам на свою лекцию с огромным чемоданом, известным как “чемоданчик Макса”, где ты держишь несколько сотен образцов материалов, которые собираешь уже долгое время. Расскажи о своей коллекции - правда, что ты сейчас заканчиваешь подготовку электронного каталога материалов для проектировщиков? Как специалисты смогут получить доступ и использовать его в своей работе?

MD: Нельзя назвать один материал таким, который соответствует требованиям устойчивого развития, а другой нет, исходя лишь из его природных характеристик. На самом деле иногда случается, что так называемые “природные материалы” имеют более разрушительное воздействие на окружающую среду, чем, к примеру, синтетические. Классическим примером такого материала можно назвать биопластик из непроизводственных отходов. Говорить об экологичности материала можно только на основе всей цепочки его создания, использования и последующей переработки – то есть о целой системе. Если упростить, суть состоит в том, чтобы имитировать природный жизненный цикл, такой, например, как круговорот воды, который повторяется уже 4 миллиарда лет. Промышленные процессы, функциональное использование товаров, сбор или повторная переработка в идеальном мире будут, хочется верить, замкнутыми процессами. Так же, как природный водный цикл – за счет приближения к нулю вредного влияния на мировую экосистему. Но в силу объективных причин: лимитов физических возможностей производства, просчетов проектирования, ошибочного выбора – это сегодня не представляется возможным. Но в любом случае проектировщик несет большую ответственность – именно он может обеспечить более легкое и менее дорогостоящее устранение вредного воздействия на среду благодаря правильно сделанному проектному выбору.


HW: Ты был одним из первых, кто определил себя как био-архитектор, не так ли? Это было вопросом твоего личного ответственного подхода к профессии? Как с течением времени изменились требования к проекту в Европе, в Италии, с тех пор, как следование правилам устойчивого развития стало обязательным?

MD: Я открыл свою студию био-архитектуры в 1992 году. В те годы я много выступал на конференциях с рассказами о вреде, наносимом асбестом или электромагнитным загрязнением – на меня смотрели как на сумасшедшего, считали, что я говорю о чем-то почти эзотерическом, как о вызове духов). Первый серьезный толчок к устойчивому проектированию был дан Германией в конце 80-х - начале 90-х годов со вступлением в силу закона, который облагал производителей налогом, пропорциональным стоимости утилизации использованных ими материалов. Именно поэтому толщина (и, следовательно, количество пластика) для тех же бутылок была снижена на 50%, холодильники стали проектировать с использованием типов пластмассы, химически совместимых друг с другом в процессе их повторной переработки, а объемы упаковки были уменьшены или переделаны с применением экологически менее дорогостоящих материалов. То есть товары стали создаваться сразу с учетом облегчения их разделения на составные материалы при повторной переработке. Спустя совсем немного лет такие изменения были внесены в Законодательства стран Европы, а значит и Италии – здесь были созданы специальные институции как COMIECO, CONAI, COREPLA и т.д. Такая эволюция мышления нашла свое отражение и в архитектуре – уже очень скоро вступили в силу законы об обязательной энергетической сертификации зданий.



HW: Если говорить о соответствии современным проектным нормативам, таким, например, как американская сертификация LEED (Leadership in Energy and Environmental Design), можно предположить, что стоимость готового проекта растет. Дорогостоящий или очень дорогостоящий проект, но соответствующий нормам, можно было бы назвать экологичным? Как тут обстоят дела с этической стороной, если расходы не "укладываются ни в какие рамки"? Или нужно рассуждать, исходя из полного цикла жизни проекта?

MD: Неверно считать, что стоимость проекта, созданного в соответствии с требованиями устойчивого развития, обязательно должна увеличиться. Это всегда зависит от проектного выбора, который вы делаете. Вот только вчера в окрестностях Милана я увидел здание, "украшенное" по фасаду дорогостоящей конструкцией из армированного бетона, которая не только изуродовала само здание, но и почти полностью закрыла окна, уменьшив доступ дневного света. Та же операция, проделанная с вниманием к биоклиматическим аспектам, не только могла бы сделать этот проект более интересным эстетически, но и менее энергоемким – а значит принесла бы экономические выгоды.

HW: Чтобы не утомлять наших читателей терминами и нормативами, поговорим о вещах конкретных и практических. Какие тенденции ты наблюдаешь в настоящее время в использовании материалов в проектах общественных заведений, в том числе HoReCa, говоря как о природе материалов, так и об их новых эстетических качествах и функциях? Как подходишь к выбору ты сам?

MD: В моей оценке и проектном выборе я никогда не отказываюсь от какого-то материала априори, возможно из-за существующего предвзятого общего мнения: из любой ткани можно сшить прекрасное платье. Лично я беру мои материалы из самых разных сфер – из моды, упаковки, дизайна, архитектуры, независимо от их природы. На сегодня девизом в подборе материалов можно назвать интересный "чувственный опыт". Материалы вместе со светом, цветом, с оригинальным предложением услуг общественного заведения – всё вместе работает на создание незабываемого сценария эмоций в нем (лучше позитивных, чем негативных)). Это мой подход – с ним я, к примеру, первым в Италии изобрел и применил пятнадцать лет назад в одном из спроектированных мной баров систему управления светом-цветом по психо-хроматическому принципу (хамелеона).


MD: Я один из ”исторических” преподавателей на курсах HoReCa – читаю мои лекции уже почти десять лет, и каждый раз, когда я представляю содержимое моего "чемоданчика", специалисты в аудитории засыпают меня вопросами: "Какая компания производит материал? Сколько стоит? Какой максимальный размер можно получить? Каков его вес? Какая прочность?" Я не собираюсь делать новый курс по химико-физическим свойствам материалов – но моя задача состоит в том, чтобы дать заинтересованным профессионалам новые стимулы, помочь им найти новые проектные идеи благодаря доступу к знанию новых, эмоциональных материалов. Поэтому я собрал ответы на все эти вопросы в некоем цифровом руководстве, которое будет периодически обновляться новыми материалами. И в скором времени его можно будет скачать бесплатно на шести языках (итальянский, английский, русский, китайский, испанский, португальский) непосредственно с моего сайта.



HW: Часть твоей лекции посвящена восприятию и роли цвета в проекте. Твой краткий совет нашим читателям – для корректного использования цвета нужно основываться на конкретных знаниях (в том числе психологического характера), на интуиции или на сумме этих двух подходов? Дает ли применение правил желаемый результат в проекте или важно также экспериментировать?

MD: Непросто давать какие-то околонаучные или однозначные, обобщающие указания, говоря о мире цвета, особенно если мы занимаемся изучением его психологического воздействия, как я в моих работах. Скажем так – по ходу моей лекции я стараюсь скорее дать больше рекомендаций, как избежать грубых ошибок, все остальное будет восполнено опытом, навыком проектирования, контекстом и личным вкусом каждого конкретного проектировщика.



HW: Ты профессионал, который также преподает. Тебе нередко, а скорее даже очень часто приходится путешествовать по всему миру, выступая на различных конференциях и семинарах. Тема устойчивого развития и воздействия на окружающую среду архитектурного проекта вызывает одинаковый интерес и понимание в разных странах? Как ты видишь наше будущее, говоря о проекте?

MD: Сегодня экологический аспект имеет важное значение повсеместно, в любой географии мира. Как эксперта-профессора и профессионала меня часто приглашают для выступлений за рубежом, поскольку непросто соединить такие знания как проектный опыт и экспертность в вопросах окружающей среды. Если мы просто подумаем, что 40% выбросов CO2 в Европе происходят из строительной отрасли, то можно себе представить, что границы улучшения в проектировании огромны. Поэтому и актуальность этой темы во всем мире может только расти – это неизбежно.


Понравилось, поделитесь

Популярные сообщения из этого блога

Colour trends 2018. Какого ты цвета?

Andrea Langhi: Когда архитектор должен сказать НЕТ. Part 4

Colour trends 2018. Цвет года. Part 2

I Saloni 2018. Зачем ехать в апреле в Милан